ФОРМАЛЬНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИЛИ СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ ФОРМА?
«Пиковая дама». А. Пушкин.
Автор инсценировки и режиссер Владимир Скворцов.

Жанр своего спектакля Владимир Скворцов обозначил как «мистическая мелодрама», и если с мелодрамой здесь порядок, то мистика скорее мнимая. Режиссер перекроил текст повести, насытив его несколькими поэтическими вставками и отрывками из либретто Модеста Чайковского. В итоге сюжет получается не линейным — мы легко перемещаемся из детства Лизаветы к смерти графини, а оттуда — к началу пушкинской истории. В таких прыжках проходит первая половина спектакля, второе же действие посвящено только Германну и игре.

Первый акт начинается с криков «Лиза, Лизонька, Лизавета…» — сцена из детства Лизаветы Ивановны. Юная графиня (Юлия Новикова) догоняет девочку (Саша Трофимова) и читает ей на ночь книжку. При слове «жених» Лизонька выбрасывает за кулисы игрушку, демонстрируя тем самым, что ей сызмальства мечталось о счастливом браке. Режиссер выдвигает девушку на первый план, и, кажется, что это будет история про несбывшиеся детские мечты. Евгения Камбалина, играющая Лизавету Ивановну, скрупулезно подводит свою героиню к финалу, начиная от подростковых мечтательных взглядов в окно и истерических криков на Германна и заканчивая перенятой от графини холодностью. Даже жаль, что во втором акте акцент с героини смещается на Германна, — могли бы увидеть выстроенную до мелочей историю взросления.
После сцены из детства мы переносимся во времена постаревшей графини. И здесь первый сюрприз — ее играет Роман Лесик. В этом переносе нет желания иронизировать над старостью, травестировать графиню. Строго говоря, актер играет даже не постаревшую Анну Федотовну, а умирающего человека. Невидящий взгляд, медленные, замороженные жесты, спокойный голос и холодный смех определяют внешнюю сторону его игры. Возят графиню всегда в инвалидном кресле, либо слуга, либо гувернантки. А любые ее попытки подняться заканчиваются падениями в объятья окружающих. Тонко и точно.

В середине акта зрители, наконец, видят Германна (Александр Носырев) — рыжего, пышущего здоровьем молодого человека в модном пальто. Сначала он появляется мельком — Лизавета заприметила его в окне, а спустя несколько эпизодов он уже врывается к ней в комнату с вестью о смерти графини. Только здесь режиссер возвращается к пушкинской хронологии —рассказ Германна о произошедшем иллюстрируется на сцене с первой главы повести. Томский (Денис Чайников) живо пересказывает историю графини, настолько живо, что на сцену выходит девушка — графиня в молодости. Именно в нее, в мечту о юной, богатой и умной невесте, и влюбляется Германн. Александр Носырев играет немца совершенно безучастным к жизни всегда, кроме момента появления юной графини. Даже на свое поражение он реагирует не так явно, как на краткие мгновения встречи с ней. Оттого его решение начать охоту за секретом выглядит блажью. А вот погоня за любовью легко вписывается в мелодраматический сюжет.

История любви Лизаветы к Германну, по сути, заканчивается еще в первом акте, когда она говорит: «Вы чудовище», явно подразумевая то, как расчетливый немец использовал ее чувства, а он отвечает: «Я не хотел ее смерти». Правда, Лиза еще решает побороться за рассудок любимого. В версии Скворцова она надевает платье на швабру и таким образом изображает призрак графини, чтобы избавить немца от навязчивой идеи. Причем, за счет поворотного круга и декораций-ширм, расставленных по его радиусу, зрители сначала видят ситуацию глазами Германна — из темноты вылетает белое платье и вещает страшным голосом, — а после поворота мы уже видим спину Лизы и комичную сцену ее попыток спрятаться за «призраком», чтобы не быть обнаруженной.

Итак, Германн от Лизы узнает заветные карты, идет в клуб играть и встречает там Чекалинского. Богач, готовый ставить сколько угодно, которого играет режиссер спектакля, выглядит здесь антрепризной приглашенной звездой. Владимир Скворцов появляется на сцене, кайфуя от происходящего: Чекалинский поет в микрофон песню, пританцовывает рядом с карточным столом, а потом лихо перекатывает его Германну, делая очередную ставку без тени сомнения. Это его сольный номер, и вокруг даже есть ведущие — девочка и мужчина, как часто бывает во время концертов типа «Голубого огонька». Для большего эффекта на сцене появляется барабан, отбивая ритм ожидания результата игры. Для Чекалинского здесь настоящий праздник жизни. Вокруг множество людей, и все так же получают удовольствие от процесса, а вернее — иллюзию удовольствия. То же можно сказать и об иных персонажах: гувернантки красуются перед несуществующими женихами, графиня наслаждается мнимой любовью окружающих, Лизавета — собственными чувствами к Германну. Искусственности происходящему добавляет музыка — сердцебиение звучит в колонках в каждой «напряженной» сцене, а трагические струнные мелодии превращают некоторые отрывки в сериальные эпизоды.

О чем же «Пиковая дама» Скворцова? Наверное, о том, как вредно жить иллюзиями. Германн настолько поверил в собственный вымысел, что уже не смог вернуться назад. В финале Лизавета говорит о том, как устроились все персонажи. Парочки проходят мимо, сама она строго встречает воспитанницу, делая веером жест, характерный для графини Анны Федоровны. У Германна тоже есть пара — это графиня в юности, та девушка, в которую он влюбился по рассказу Томского. Иллюзия, которую он только и мог себе придумать.

Антон Алексеев «Петербургский театральный журнал» 20 октября 2018
http://ptj.spb.ru/blog/formalnoe-soderzhanie-ili-soderzhatelnaya-forma/

Антон Алексеев о спектакле Владимира Скворцова «Пиковая дама» в «Петербургском театральном журнале».

Добавить комментарий