«Гамлет» Сумарокова: Гамлет и Гертруда стали мусульманами

В театре «Человек» поставили совершенно неизвестную пьесу из… ХVIII века

Анастасия ПЛЕШАКОВА

Всякий, даже невнимательный к театру человек, знает, что трагедия Шекспира «Гамлет» – главная пьеса мирового репертуара. Первым, кто заставил принца Датского изъясняться по-русски, был видный поэт и драматург эпохи Просвещения Александр Петрович Сумароков . Его «Гамлет» (не перевод пьесы Шекспира, а собственный оригинальный текст) впервые был поставлен в 1750-м году силами учеников Сухопутного Кадетского корпуса.
Взяв за основу фабулу первоисточника, Сумароков изрядным образом изменил сюжетные перипетии, сфокусировав внимание на конфликте между разумом и чувством, добродетелью и злодейством, любовью и долгом. Ради сохранения триединства, обязательного для классической драмы, исключил из списка действующих лиц немалое число персонажей, но при этом добавил туда новых, собственных.

Эту пьесу решил вернуть на московские подмостки режиссер Владимир Скворцов.
Что за невидаль в итоге получилась (пьеса Сумарокова не видела света рампы более двух столетий) пришли посмотреть и обычный зрители, и критики, и даже главный российских специалист по Шекспиру Алексей Бартошевич.
Великая трагедия разворачивается на камерной сцене. Условность игрового пространства подчеркнута отсутствием предметов быта. Кроме детского стульчика, на который норовят присесть и Гертруда, и Гамлет, не говоря о Клавдии, ничего нет. Стульчик и есть царственный трон, который в конце спектакля разбирается на части как конструктор. В левом углу сцены – ад «разверз уста геенны огненной», в правом углу – райские небеса. Откуда-то сверху рвутся звуки: то уханье совы, то голубиное курлыканье, то раскаты грома…

В версии режиссера Владимира Скворцова Гертруда и Гамлет – мусульмане (роль принца Датского в очередь исполняют актеры Феликс Мурзабеков и Мурадин Хуранов). Благодаря чему эта история обостряется прежде всего для Гамлета. Он, может, и не хотел бы, но обязан осуществить кровную месть за смерть отца. До кучи его подзуживают персонажи, которых у Шекспира нет, но они появились у Сумарокова, — Арманс и Ратуда. В классической драме у них роль резонера и «вестника» (в данном случае имени убийцы). Не буду спойлерить, но отца Гамлета отравил не Клавдий, как у Шекспира. Так что вирус радикальной интерпретации не вчера распространился. Вариации на тему классики сочиняли и раньше весьма уважаемые авторы.
У Сумарокова антагонист Гамлета царедворец Полоний. Его играет Владимир Майзингер, в недавнем прошлом ведущий артист академического театра драмы им.Волкова. Теперь он с успехом осваивает московскую сцену. Из груди Полония с самого начала действия торчит кинжал, и он, мучительно гримасничая, терпит нечеловеческие страдания, которые причиняют ему другие персонажи: каждый из них норовит подергать за рукоятку.

Клавдий (Дмитрий Филиппов), которого почему-то называют тираном на самом деле комический злодей. Вместо ножа он достает из кармана расческу и маниакально пытается расчесать волосы всем, у кого они имеются. Уставший от собственного «злодейства» он бы и рад отправиться в ад, но геенна огненная выплевывает его обратно в Датское королевство. Теперь «куды ему свой грех понесть»?
Спектакль полностью основан на тексте Сумарокова. Режиссер ни одного слова не адаптировал, за редким исключением. Использование архаизмов создает трагифарсовый эффект.
Диалог между Полонием и Клавдием звучит так:

— Восколебала тебя Гертруда?
— Восколебала…
И они решают Гертруду тайно умертвить и женить Клавдия на Офелии, которая весь первый акт пролежала на полу, экономила движение. А ко второму акту проснулась, чтобы воссесть на трон.
— Я ничуть не сомневаюсь, что наша с Сумароковым версия сможет удивить зрителя куда сильнее, нежели сто тысяча первая по счету постановка пьесы Шекспира, — говорит режиссер «Гамлета (Сумарокова)» Владимир Скворцов.

Читайте всю статью по ссылке => https://m.kp.ru/daily/27068.5/4137499/

#владимирскворцов#владимирмайзингер#светланасвибильская#дмитрийфилиппов#МиленаЦховребова#мурадинхуранов#василисакузьмина#аринапостникова#гамлетсумарокова#театрчеловек#премьера#Мнение#спектакль#ФеликсМурзабеков

Комсомольская правда о премьере «Гамлета (Сумарокова)»

Добавить комментарий