Театр «Человек» окончил свой первый сезон с новым главным режиссером Владимиром Скворцовым. Некогда андеграундный, подвальный театр-студия гремел в перестроечные годы, когда здесь начинали молодые Сергей Женовач, Михаил Мокеев, Роман Козак, Александр Феклистов, Валерий Гаркалин и многие друге. Однако, в последние годы об этом театре было мало что слышно, разве что здесь так и не прижилась приглашенная в качестве резидента Мастерская Дмитрия Брусникина, который тоже начинал в этом театре. Но в этом году ситуация начала меняться.

Были и внезапные неприятности: в феврале пожарные опечатали обе сцены из-за нарушений техники безопасности (одна из них до сих пор закрыта). Но несмотря на каверзы судьбы, за год театр успел выпустить шесть премьер и две из них в постановке нового главрежа: «Кроткие» по рассказу Достоевского и «Биография» по пьесе Макса Фриша. Интересно, что две эти истории, написанные совершенно разными авторами, вдруг обнаружили неожиданные пересечения.


Говорят, что швейцарец Макс Фриш создал свою пьесу «Биография», оттолкнувшись от реплики Вершинина в «Трех сестрах»: «Я часто думаю: что, если бы начать жизнь снова, притом сознательно? Если бы одна жизнь, которая уже прожита, была, как говорится, начерно, другая – начисто». Драматург решил дать человеку такую возможность и посмотреть, что из этого выйдет. Его герой, профессор этологии, после смерти попадает в некое подобие чистилища, где ему предлагают переписать свою биографию, исправить какие-то ошибки. Но выясняется, что сделать это не так просто: встреча с будущей женой, её измены, ссоры и болезни оказываются фатальны и неотменимы.
 
В постановке Владимира Скворцова и художника Марии Рыбасовой герои оказываются в строгом, аскетичном пространстве, напоминающем то ли экспериментальную лабораторию, то ли павильон для съемок, где друг за другом проигрываются, словно на репетиции, ключевые эпизоды из жизни профессора. Причем, актеры здесь существуют одновременно в двух регистрах: изображают героев в молодости и их же, разыгрывающих эти странные вариации судьбы. И между молодыми влюбленными и уже прожившей жизнь несчастной парой образуется вольтова дуга напряжения и целый букет разнообразных чувств, эмоций, отношений и оценок.
 
Главные роли тут исполняют приглашенные звезды – Анатолий Кот и Евгения Крюкова, однако, они не тянут одеяло на себя, а составляют одну команду с артистами труппы – инфернальными распорядителями судеб, способными в один момент сменить личину и угодливо предстать любыми персонажами из воспоминаний клиентов. Эти мгновенные переодевания вносят немного здорового гротеска в мелодраматический сюжет со сценами ревности, слезами и выстрелами. И разбавляют пафос фатализма мыслью о том, что если весь мир – игра, то играть в нее стоит весело.


В «Кроткой» история тоже строится на воспоминаниях героя о жене, замученной им и доведенной до самоубийства. Но монологичный рассказ Достоевского Владимир Скворцов разбил на несколько голосов. Он ввел новые исходные обстоятельства: герой исповедуется не условным читателям, а вполне конкретному психотерапевту. Ход удачный и современный: ну а кому еще излить душу в наши дни, как не специально обученному человеку? Он позволяет и немного разбавить монотонную структуру повествования вставными эпизодами, и отыграть реакции и перемены настроения в прихотливом рисунке текста.
 
Вместе с психотерапевтом (актриса театра и кино Светлана Свибильская) и её не говорящим по-русски помощником (Мурадин Хуранов) они разыгрывают сцены из неудавшейся семейной жизни героя, как и в пьесе Макса Фриша, только без намерения что-то в ней изменить. Однако, сама возможность выговориться приносит клиенту этих психологических игрищ некоторое облегчение.


Но проблема в том, что Владимир Скворцов выступил здесь и режиссером, и исполнителем главной роли. Мало кому удается успешно совмещать эти две функции, быть внутри и снаружи спектакля одновременно. Что-то неизбежно теряется, особенно, когда речь идет о таком сложном материале, как Достоевский. И если с собственной ролью Скворцов как опытный и нутряной артист, в общем, справился, то отношения между ним и другими персонажами остались явно недоработанными. Такого слаженного ансамбля, как в «Биографии», тут не случилось.
 
Впрочем, в ближайшем будущем Владимир Скворцов все же намерен оставаться режиссером и в следующем сезоне готовится выпустить «Гамлета», но не Шекспира, а Александра Сумарокова – первого русского литератора, создавшего собственный вариант великой трагедии.


МАРИНА ШИМАДИНА

http://www.teatral-online.ru/news/24531/

В электронной версии журнала «ТЕАТРАЛ» вышла статья Марины Шимадиной «ОДИН ГОД С «ЧЕЛОВЕКОМ».

Добавить комментарий