Московские новости 24-06-2005/ Корреспонденты «МН» знают, где интересно провести свободное время:

Тотальный интерес к одним и тем же драматургическим названиям — одна из тенденций столичного театрального процесса последних лет. Шествующие из театра в театр «Короли Лиры», «Самоубийцы» и «Дяди Вани» — тому доказательство. Нынешний сезон идет под знаком пьесы «Смерть Тарелкина» — финальной части мрачной фантасмагорической трилогии г-на Сухово-Кобылина. Родилось уже несколько версий; однако право «первой ночи» принадлежит театру Et cetera.

Приглашенный из Прибалтики режиссер Оскарас Коршуновас считается одним из самых незаурядных фигур поколения тридцатилетних. В чем можно было убедиться с помощью фестиваля NET, регулярно доставляющего в столицу его спектакли. Однако «Тарелкин» совсем не похож на все, виденное у Коршуноваса ранее. Кроме, быть может, интонации — жесткой и запредельно ироничной.

«Тарелкин» Коршуноваса — это люди и тени, черно-белые тюремные стены и призрачная свобода. Здесь все происходит как бы не всерьез, но если всмотреться чуть глубже, то волосы шевелятся от ужаса. Режиссер не тешит нас радостными иллюзиями: в его спектакле положительные герои отсутствуют как класс. Другое дело, что умение приспособиться к обстоятельствам сегодня считается весьма позитивным качеством. Изысканность и графичность формы потребовала соответствия и от актеров: в первую очередь способности молниеносно переходить от тонкой эксцентрики в достоверный психологизм и обратно. В наибольшей степени этому соответствуют Владимир Скворцов — Тарелкин, Александр Калягин — Варравин, он же Князь Тьмы, Виктор Вержбицкий — Ох и Петр Смидович — Расплюев. Тарелкин Скворцова — поначалу эдакий булгаковский Коровьев: обаятельный мелкий бес. Как живо он плетет свою интрижку, намереваясь облапошить самого Князя Тьмы (и собственного шефа)! Однако маленькое мошенничество вызовет целую бурю, а бытийные реалии перекосятся в чудовищное Зазеркалье. Метаморфозы случаются со всеми: Тарелкин, прогулявшись на самое дно жизни, возродится всесильным служителем Темной Стороны. А невозмутимому Князю Тьмы с ледяными мерцающими глазами под конец станет жутковато, когда он увидит, что произошло со скромным, умеющим чуть что «уходить в стену» человечком. Что до остальных, резвящихся бесов и бесенят, циничных существ без сердца и совести, то им по-любому хорошо: что в белом, что в черном свете. И изменить порядок вещей не дано никому. Да не стоит и пытаться.

Алиса Никольская

За тишиной, как за стеной

Добавить комментарий